Обвал рынка в 1929 году: полное описание


16 октября 1929 года в New York Times была опубликована статья йельского экономиста Ирвинга Фишера, в которой говорилось, что "цены на акции достигли своего предельного максимума". Восемь дней спустя, 24 октября 1929 года, на фондовом рынке начался четырехдневный крах, который стал известен как Черный четверг. Этот крах стоил инвесторам больше, чем Первая мировая война и был одним из катализаторов Великой депрессии. Высказывания Ирвинга Фишера стали худшим прогнозом фондового рынка всех времен. 


Что было перед обвалом фондового рынка 1929 года: риски и предупреждающие знаки 

Оглядываясь назад, в Ревущие двадцатые годы тема богатства и оптимизм насчет его достижения были актуальны, как никогда раньше. Экономика выросла на 42% (реальный ВВП вырос с $ 688 млрд. в 1920 году до $977 млрд. в 1929 году), средний доход вырос примерно на $1500, а безработица осталась ниже 4%. После Первой мировой войны США производили почти половину мировой продукции, а массовое производство сделало потребительские товары, такие как холодильники, стиральные машины, радио и пылесосы, доступными для среднего класса населения. Инвестиции в акции, как и игра в бейсбол, - стали национальным развлечением. Когда газетные заголовки трубили о том, что учителя, шоферы и горничные зарабатывают миллионы на фондовом рынке, опасения по поводу риска исчезли. 


Все хотели поиграть на фондовом рынке, поэтому кредиты стал легкодоступными. В частности, юридические и физические лица занимали деньги на покупку акций "с маржой". Покупка акций «с маржой» означала, что инвестор мог положить 10-20% своих собственных денег, а оставшиеся деньги занять у своего биржевого брокера. Данный тип кредитного плеча был чрезвычайно рискованным, потому что, если цена акций падала ниже суммы кредита, биржевой брокер мог запросить так называемый "маржин колл", требующий немедленного погашения кредита. Несмотря на этот риск, даже банки покупали акции "с маржой" и, поскольку ни один закон не препятствовал этому, некоторые использовали для этого депозиты своих клиентов. На приведенной ниже диаграмме показан промышленный индекс Dow Jones (показатель эффективности фондового рынка) с 1920 по сентябрь 1929 года и то, как на протяжении почти десятилетия фондовый рынок последовательно рос. 


Индекс Dow Jones с 1920 по 1929 год


25 марта 1929 года фондовый рынок скорректировался, упав на 10% с 52-недельного максимума. «Маржин коллы» были запрошены, и инвесторы сначала запаниковали, но группа банкиров заверила, что их банки будут продолжать кредитование, и рынок восстановился. Банкиры попытались поддержать фондовый рынок так же, как и после Черного четверга, но безрезультативно.


Начали появляться другие предупреждающие знаки, но они, в основном, игнорировались. Производство стали, продажи автомобилей и жилищное строительство — всё замедлилось. Несколько банков обанкротились. Тем не менее, большинство экономистов разделяли оптимизм Ирвинга Фишера относительно перспектив рынка, хотя некоторые предупреждали о спаде. Пока акции достигали новых максимумов в летние месяцы, инвесторы полностью проигнорировали пессимистические прогнозы и оказались правы, когда 3 сентября 1929 года промышленный индекс Dow Jones достиг рекордного показателя 381.17, увеличившись на 27% по сравнению с предыдущим годом. Однако, после предстоящего обвала фондового рынка, индекс Dow Jones не вернется к своим максимумам аж до 1954 года.


Черная пятница и Черный четверг 

В течение последующих нескольких недель цены на акции начали снижаться. К 23 октября 1929 года индекс Dow Jones снизился почти на 20% от своего максимума, и в последний час торгов в тот день цены на акции резко упали. Фондовый рынок закрылся, «находясь в смятении и беспокойстве». Следующий день войдет в историю как Черный четверг. На открытии 24 октября 1929 года 150 000 акций нефтяной компании Cities Service были проданы за $ 8,4 млн. Это была самая крупная сделка в истории. К середине утра акции голубых фишек падали на целых 10 долларов с каждой сделки, а к полудню именитые акции RCA Corporation и Montgomery Ward упали на 35% и 40% соответственно. Чтобы остановить растущую панику, Ричард Уитни, президент Нью-Йоркской фондовой биржи и ведущий брокер J.P. Morgan, предложил на 10 долларов больше, чем предыдущее предложение за 25 000 акций U.S. Steel. Стратегия сработала, и рынок «отскочил назад». Montgomery Ward, например, на открытии рынка торговалась за 83 $ за акцию, достигла минимума в $50 за акцию и на закрытии рынка - за 74 $ за акцию. На момент закрытия торгов индекс Dow Jones упал на 11%, и почти 13 миллионов акций «пошли по рукам», что в три раза превышает нормальный объем торгов. Транзакции печатались на тикерной ленте, которая могла выдавать только 285 слов в минуту. Тикерная лента не прекращала работать в течение четырех часов после закрытия рынка. 


В пятницу рынки оказались спокойнее и объем торгов снизился до шести миллионов акций. Инвесторы провели напряженные выходные, оценивая свои портфели, и когда рынки открылись в понедельник, цены упали, а объем торгов снова вырос. В отличие от Черного четверга, не было 11 часов для восстановления ситуации на рынке. 


Во время Черного вторника, 29 октября 1929 года, инвесторы были в панике. Только за первые тридцать минут было продано три миллиона акций. Пфывоскольку инвесторы отчаянно пытались связаться со своими биржевыми брокерами, телефонные линии были перегружены, а количество телеграмм Western Union утроилось. Ложные слухи о том, что инвесторы выпрыгивали из небоскребов, способствовали росту паники. Началась драка. Биржевые брокеры запросили «маржин коллы» и продавали акции инвесторов, которые не могли сразу погасить 80-90%, которые они приобрели, тем самым уничтожив накопления всей жизни инвесторов за считанные секунды. Когда рынок окончательно закрылся, индекс Dow Jones упал на 12%. Потребовалось 15 000 миль тикерной ленты, чтобы записать информацию о 16,4 миллионов акций, которые были проданы. Чтобы понимать масштабы произошедшего - расстояние от Манхэттена до Сиднея (Австралия) составляет всего 9931 миль. Рынок официально рухнул. 


Рыночная активность в период 24-29 октября 1929 года

Рыночная активность в период 24-29 октября 1929 года


Индекс Dow Jones с января по декабрь 1929 года


Что вызвало обвал фондового рынка в 1929 году? 

Было множество факторов обвала фондового рынка 1929 года, в их числе: 


Покупка «с маржой» 

До обвала рынка почти 40 центов каждого доллара, выданного в кредит в Америке, использовались для покупки акций, как правило, «с маржой». Когда рынок начал падать, брокеры стали запрашивать «маржин коллы», и заемщики часто не могли заплатить. Когда это произошло, брокеры просто продали эти акции, тем самым уничтожив сбережения инвесторов и увеличив панику.


Отсутствие юридической защиты 

Юридической защиты по банковским депозитам и операциям с ценными бумагами, которая существует сегодня, не было в 1929 году. После обвала рынка банки смогли получить только 10 центов от доллара, потому что они использовали депозиты клиентов для покупки акций без их ведома. Кроме того, инвесторы не имели права требовать возврата денежных средств у брокерской фирмы, если она больше не занималась этим бизнесом. Федеральная Корпорация по страхованию депозитов (FDIC) и Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) были основаны соответственно в 1933 и 1934 годах за счет усилий Президента Франклина Д. Рузвельта в целях восстановления доверия к фондовым рынкам. 


Завышенная стоимость акций 

Завышенная стоимость акций часто упоминается в качестве основной причины обвала рынка в 1929 году. Однако, существует не так много доказательств этому. Стоимость акций увеличилась на 120% в период с 1925 года по третий квартал 1929 года, средний годовой прирост составил около 22%. Это большой рост, но в контексте периода огромного экономического роста он не является чрезмерно большим. Отношение цены к прибыли (P/E) также не указывает на завышение стоимости акций. В 1929 году средний показатель P/E акций составлял около 15. В январе 2018 года показатель P/E S&P 500 был чуть меньше 23. Правильнее будет сказать, что именно восприятие относительно завышения стоимости акций способствовало обвалу рынка, поскольку общественные деятели и СМИ активно пропагандировали эту точку зрения. 


Заголовки новостей 

В начале октября 1929 года, вышли газеты с сенсационными заголовками. Прежде всего, 3 октября 1929 года министр финансов Великобритании Филипп Сноуден назвал фондовый рынок США "идеальной оргией спекуляций", а на следующий день The Wall Street Journal и The New York Times напечатали статьи, согласившись с ним. Заголовок на первой странице The New York Times вещал "Худший годовой прорыв бьёт по фондовому рынку". 17 октября газета The Washington Post опубликовала заголовок на первой странице «Сокрушительный удар по фондовому рынку» после падения рынка накануне. В статьях Associated Press, которые были поддержаны другими изданиями и, следовательно, активно читались, рассказывалось о плохих показателях работы коммунальных служб, что вызвало у инвесторов беспокойство. Акции коммунальных служб превышали более, чем в три раза их балансовую стоимость в 1929 году, так что эти статьи действительно вызывали обоснованные опасения. В преддверии Черного четверга заголовки крупнейших газетных изданий продолжали фокусироваться на колебаниях рынка, отсутствии каких-либо предупреждений со стороны официальных лиц Вашингтона по поводу этих колебаний и растущей панике среди инвесторов. Газеты нельзя винить за освещение новостей, но заголовки газет, безусловно, усиливали опасения людей. Эффект этих заголовков новостей был примерно сопоставим с тем, если в переполненном кинотеатре закричать, что начался пожар. 


Неприятности в Лондоне 

20 сентября 1929 года Лондонская Фондовая биржа приостановила деятельность Hatry group после того, как было установлено, что ее основатель, Кларенс Хэтри, купил United Steel Companies мошенническим способом. Hatry group рухнула, инвесторы потеряли миллиарды долларов и Лондонская фондовая биржа «пошла ко дну». Эта новость довела американских инвесторов "до предела".


Политика Федеральной резервной системы 

Экономисты и историки давно утверждают, что политика Федеральной резервной системы (ФРС) способствовала обвалу фондового рынка. В 1928 и 1929 годах, ФРС повысила процентные ставки в целях ограничения спекуляции ценными бумагами. Более высокие темпы вызвали замедление экономической активности в США. Действия ФРС также имели непредвиденные глобальные последствия. Из-за международного золотого стандарта, иностранные центральные банки также были вынуждены повысить свои процентные ставки, и это ужесточение монетарной политики вызвало спад экономики в некоторых странах и привело к сокращению мировой торговли. В 2002 году Бен Бернанке (в то время член Совета управляющих Федеральной резервной системы) публично признал роль ФРС в обвале фондового рынка, заявив, что ошибки ФРС способствовали "худшей экономической катастрофе в истории Америки”. 


Что случилось с портфелями инвесторов в 1929 году? 

С 1927 года до периода, непосредственно перед крахом фондового рынка, доходность рынка росла экспоненциально. В 1928 году акции выросли на колоссальные 43,8%. Вот посмотрите на промышленный индекс Dow Jones с 1927 по 1932 год: 


Индекс Dow Jones с 1927 по 1932 год


Как бы сильно ни происходил обвал фондового рынка, ему еще предстоит пройти долгий путь, прежде чем, наконец, достичь дна, как в 1932 году. 

В период с августа 1929 года по март 1933 года общая доходность портфеля, в котором было 60% акций и 40% облигаций, составляла -50,2%. За тот же период общий доход S&P 500 составил -74,6%, а общий доход казначейских облигаций за 10 лет составил +15,3%. Сбалансированный портфель 60/40 остается и по сей день популярным вариантом для инвесторов. 


60/40 История возвращается 1926-2016


Могли ли инвесторы избежать катастрофы? 

Джон Мейнард Кейнс (википедия) не предвидел обвала фондового рынка и буквально разорился в 1929 году. Фактически, он был настолько потрясен крахом и последующей депрессией, что изменил свою стратегию, решив, что не всегда нужно доверять “духам животных” рынка и что иррациональное поведение со стороны некоторых инвесторов сыграло определенную роль в определении цен на акции независимо от их фундаментальной оценки. 


Если Кейнс не смог избежать краха фондового рынка, глупо полагать, что обычный инвестор мог это сделать. Невозможно было определить, когда обвал фондового рынка закончился. Некоторые инвесторы правильно интерпретировали предупреждающие знаки и продали свои акции перед Черным четвергом только для того, чтобы, на следующий день, выкупить их по сниженным ценам и понести еще большие убытки в Черный вторник. 



Перевод: Сергей Шефер